Сайт Андрея Аларичева - карикатуры
Карикатура в дереве - объёмная резьба по дереву Андрея Аларичева
 
 

Главная

Автор

Друзья на виртуальных просторах

 
 
Новые работы  
   
     
     
  Карикатура в дереве  
 
 
 
 
 

Генка

                                           Генке не доверяли носить воду, и это была самая большая обида в его, такой ещё недолгой жизни. Воду в госпиталь носили военные из выздоравливающих, а это были единственные люди к которым Генка себя мог причислить,- ну, действительно, не с санитарками же ему равняться и, тем более, не со старой бабкой Лушкой с которой он делил каморку в кочегарке бывшей школы, а теперь прифронтового госпиталя. Может быть, госпиталь и не являлся прифронтовым, но Генке очень нравилось это слово, которое причащало Генку к общему делу всей страны, ставило его в один ряд со всеми взрослыми и даже со сводками из репродуктора. Именно эта чёрная тарелка заставляла всех бросить свои дела и, замерев, внимать каждому её слову. Генка не всё понимал из сводок, но после каждой трансляции чувствовал такой прилив сил, так заряжался осознанием приобщённости к общему делу, своей необходимости, что сам бежал в прачечную, где его ждала ненавистная обязанность - сматывать выстиранные и проглаженные бинты. Ненавистная не потому что Генка ленился, а потому, что этим занимались только санитарки и, значит, это была не мужская работа. Бинты не кончались никогда, поэтому крутить приходилось много и только, когда у него уже получались не аккуратные ровные края, а "чёрт те что и сбоку бантик", как говорила красивая Полина, его отправляли на колодец "промыть глаза холодной водой и побегать". Ещё красивая Полина говорила что, Генка уже намотал бинтов, которых хватило бы до луны и, даже "обмотнул" один раз саму луну, и как только он перевяжет её так же хорошо, как это делает доктор Шнуров, так и кончатся бинты. Но Генка ей не верил - всегда она с ним как с маленьким - он точно знал, что когда бинты заканчиваются, красивая Полина приносит из каптёрки новые простыни и рвёт их своими сильными и ловкими руками на ровные полоски, которые и становятся бинтами. Бинты из новых простыней Генке сворачивать нравилось - они получались плотные и абсолютно ровные - "как из аптеки до войны"...

 

   В вагончике было душно. "Последнее полено явно лишнее", - подумалось мне, - "Пора свитер снимать". За окном захрустел снег - кто-то шёл ко мне, либо на склад продуктов, который занимал вторую половину "ИТээРовского" вагончика. Слышно как зашоркал веником по валенкам, значит ко мне. В открывшуюся дверь шагнул Ероха - очень неплохой проходчик - шурфы бьёт, только успевай документировать.  

   -   Начальник, ёк-мокорёк, ты када ышшо вкладыши в прохоря обещал, так ить и обовшиветь можно, - с порога атаковал Ероха, одновременно доставая из кармана телогрейки "Приму", и усаживаясь на чурбачок, который успел подвинуть ногой ближе к выходу и усаживаясь на него привычно и без опаски. Закурили.

-   Ты прохорями и сапоги называешь и портянки, а теперь ещё и спальник что-ли?                            

   -   Дык, прохоря они и есть прохоря, - затянулся с хитрым прищуром Ероха. Никогда не поймёшь, то ли лукавит, то ли действительно всё у него "прохоря".

   -   Обещала Петровна с продуктами дослать, борт на завтра нам планируют, напомню ещё по связи с утра. Всё?

-          Курево заказали?

-          Неужели  кончилось?

   -    На складе, дык, пачек полста и всё, - затягиваясь и не отводя взгляда от печки, продолжал Ероха. Поговорить зашёл, и всё равно о чём, это к осени, когда непогода зарядит и вертолёт будет редким гостем, да завхоз заявки урезать начнёт по своему усмотрению:"Конец сезона, чего зря возить "зад-перёд", вот тогда мужики начнут волноваться всерьёз, сколько чего осталось да сколько заказали, а в апреле всего завозится с запасом - всё лето впереди

-          И у каждого, наверно, пачек по пятьдесят затарено?

-          Дык, на складе-та каво там осталось-та, - продолжал гнуть своё Ероха.

   -   Ты мне лучше скажи, куда у вас вкладыши уходят, в конце года же по новой паре получили? Чего я от Петровны выслушал представляешь? И права ведь, - я пересел к печке, открыл дверку лежащим рядом поленом, забросил внутрь окурок, прикрыв дверку неплотно - она у меня не дымила и я люблю иногда посидеть у приоткрытой печурки и смотреть на огонь - чем пламя так завораживает? Похоже, тем, что жизнь в нём неугомонна, теплом обдаёт и дрова потрескивают, подгорая, смещаются - всё равно, что с живым существом общаешься, да к тому же доброжелательным, тепло дающим.

   -     Акт на списание я составил, якобы сгорели ваши тряпки новенькими из-за лопнувшего от    старости аккумулятора, пропитавшись щёлочью.., вот такую ахинею отправил в контору...

   -     Мабуть, охотники были да прибрали.., - неуверенно проговорил Ероха и поднял глаза на меня. Минуту мы смотрели друг другу в глаза, оба понимая, что ни охотники, ни кто другой  здесь не при чём, но так не хотелось верить, что кто-то из своих...

   Зимой на участке остаётся лишь бригада проходчиков из восьми старых полевиков, да буровиков четверо, да тракторист, да повариха, ну и кто-либо из геологов на документации шурфов и скважин и за начальника участка - небольшой коллектив, живущий в четырёх избушках в 120 км от базы экспедиции и ведущий поисковые работы на марганец. Основные работы ведутся летом, когда на участок вылетает вся партия и тогда здесь и проходчиков в два раза больше и буровая не одна, а четыре-пять и геологи все - на базе остаются лишь начальник партии и завхоз для обеспечения "поля".

-          Как там Лучшев, всё лунатит по ночам?

   -     Однако, не ладно с ним, сам не помнит ничо, а мужики не спят, как бы чего не

вышло. Всё от "мессеров" прячется, а в избе-то мало ли чо - печку свернёт ли, сам ли на улицу вырвется - догляд нужон.

   -     Ты смотри, а ведь днём всё нормально и работает хорошо.., может у него ассоциации гула дизеля с "мессерами" этими, с вечера наслушается.., ведь сколько лет прошло когда его пацанёнком гоняли фрицы... Ладно, завтра бортом улетит, подлечится - устал мужик.., ты скажи ему пусть собирается, завтра борт нам железно обещали.

  

   Прошла неделя, как отправили мы вертолётом Генку Лучшева, когда по рации начальник партии нам сообщил, что определили его в психиатричку пока на сорок дней, как врачи сказали. По прилёту рюкзак его к Петровне на склад сдали, а тут вещи понадобились ему и достали рюкзачок, а он битком набит бинтами из новеньких простыней, то есть наших вкладышей.

   Вот такой отклик далёкой войны.

 
 




Оставить комментарий

Ваше имя:
Ваша почта:

RSS
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Последние комментарии на сайте:

[2016-03-13 15:35:32] Лена Руденко (Болту Андрей! Ты, как всегда, на высоте! ......

[2015-06-21 06:34:49] ramal http://birinde.az/ ......

[2015-06-09 06:23:13] Моткалюк Василь Заказать или сделать ремонт квартиры, ремонт ......

[2014-07-10 06:18:13] Андрей Спасибо, Руслан, на добром слове. Посмотрел ......

[2014-07-04 22:59:29] ДОР Очень понравились Ваши работы. Тем более ......

 
Некоторые работы доступны для продажи - е-мейл для контактов alarichev(собачка)mail.ru
All Rights Reserved © 2006-2012 www.alarichev.ru